Секс по-нашему


Иван вернулся с работы в приподнятом настроении. С порога он крикнул:
— Клавка! Ты де? Подь сюды, я те подарок приволок!
Из кухни, вытирая руки полотенцем, вышла Клава.
— Шо, поллитру опять? — с сарказмом спросила она.
— Та не-е-е! Во! — Иван изящным, как ему показалось, жестом выхватил из-за пазухи видеокассету. — Видала? Пацаны на работе дали посмотреть.
— Ты что, думаешь, я видик никогда не смотрела? — фыркнула Клава.
— Смотрела, хе-хе, да не такое, — Иван заговорщицки подмигнул и поволок Клаву вместе с кассетой в гостиную. Там он вставил кассету в видеомагнитофон, усадил Клаву на диван, сам с довольной улыбкой расположился рядом и нажал «плэй».

На экране пошли титры на иностранном языке, из которых Клава не успела ничего прочитать, потом начался собственно фильм. В кадре была видна гостиная, в центре на диване сидела молодая симпатичная, но на вид прилично потасканная девушка в нижнем белье и прозрачной накидке. Она курила сигарету и делала вид, что не замечает камеры. В это время раздался звонок в дверь, девушка пошла открывать. На пороге оказались два довольно крупных мужчины, один из них был негром, а второй наоборот. «Сантехники», догадалась Клава по рабочим комбинезонам на голое тело и противогазам у них на лицах. Сантехники зачем-то тщательно пощупали девушку и повели ее к уже знакомому дивану. Там они приступили к работе, причем к сантехнике она имела отношение лишь целенаправленными действиями, связанными с узкими и влажными отверстиями.
По мере продвижения сценария глаза Клавы раскрывались все шире, пока не стали похожи на два блюдца из дореволюционного сервиза Ивановой бабушки, доставшегося им в наследство прошлой зимой.
— Ой батюшки светы, срам-то какой! — охнула Клава, закрывая глаза ладонями с широко разведенными пальцами, через которые она продолжала следить за происходящим на экране…
Тем временем трое главных героев превратились в один сплетенный клубок тел, где сантехников можно было узнать исключительно по противогазам, которые они по-прежнему не снимали. Видимо, из-за токсичности рабочей среды.
Клава наклонилась всем телом вперед, она не могла оторваться от экрана. Иван сидел позади нее с бутылкой пива в руке, за которой он предусмотрительно сбегал на кухню во время вступительных титров, и подхихикивал в такт телодвижениям актеров.
— Ну че, видала такое, а? А я на работе с мужиками уже насмотрелся. Мы седня вообще считай не работали. Просвещались типа! Гыгыгы…
— Вань… А че они в противогазах-то? — не отрываясь от телевизора спросила Клава.
— Ох, ну и темень же ты деревенская. Не противогазы это, а маски… как их… лайковые… тьфу ты, латексные, точно! Мне Колян объяснил, он в этих делах
сечет. Используется, грит, для разнообразия и экстремальности ощущений во время садо-мазохистских игр, во!
— А-а-а… — Клава внимательно следила за развитием сюжетной линии, уже не закрывая лицо руками. На минутку поставив фильм на паузу, она даже сбегала в комнату, принесла тетрадку и ручку и стала что-то записывать.
Иван с тревогой следил за женой.
— Э-э, Клав… Ты чего это там пишешь?
Клава лишь отмахнулась от него.
— Ты вообще понимаешь, что это специально обученные актеры? — Иван начал немного нервничать. — Каскадеры! Я, по-моему, негра этого в боевике одном видел, он там горел. Огнем горел, Клав, натуральным огнем! А теперь тут трудится, и хоть бы хны ему. Раз плюнуть! А вот нормальному человеку это не под силу.
Смотри, он же ее на весу держит! Своим… аппаратом… Да ты понимаешь, что…
— Так, заткнись, пошли. — прервала его Клава. Фильм как раз закончился, она схватила его за руку и поволокла в спальню. Иван упирался как мог, но совладать с женой, которая была раза в два крупнее его, он был не в состоянии. Ноющий «Каскадеры же!…», он был брошен на кровать. В глазах жены сквозила холодная решимость…
…Через полчаса они лежали рядом на спине, потные, уставшие и неудовлетворенные.
— Я ж предупреждал. — сказал Иван, — А ты не верила… Каскадеры…
— Да заткнись уже с каскадерами своими! — вспылила Клава. — Это все из-за меня, я знаю… Корова жирная…
— Да ты че, Клав? Какая ж ты корова? Вот Люська из второго подъезда… — он зажевал конец предложения под грозным взглядом жены.
— Слушай, да оставь ты эти кины заморские, прям как роботы там выкаблучиваются. Может мы как обычно? По нашему, по родному? — спросил Иван.
Глаза Клавы засияли.
— Дава-а-ай… Кочегарушка мой! — она перевернулась на живот, встала раком и громогласно объявила: — Внимание! Авария в третьем цехе! Главный кочегар Петренко срочно вызывается в третий цех!
Иван вскочил с постели и побежал к шкафу, по дороге выкрикивая:
— Петренко вызов принял! Петренко по дороге к месту аварии!
Клава продолжала говорить в подушку голосом Левитана:
— Восьмая печь в неисправности! Срочно требуется вмешательство главного кочегара! Поломка влияет на производительность всего завода!
Иван вернулся к кровати, одетый в старую буденовку и рабочие рукавицы. Заходя с тыльной стороны Клавы и потирая руки, он приговаривал:
— Та-а-акс, ну что тут у нас за неисправность? Вижу, вижу… Жару нет, давление низкое… Придется уголька-то в печь подкинуть, а то ведь не справитесь тута без меня… — он положил руки на широкие Клавины ягодицы и встал перед ними. — Принимай, страна, рабочий уголь!

Смотрите также

Похожие записи:

  1. Безопасный секс
  2. Секс и калории
Так же подпишитесь на новые посты. См. форму подписки, справа.